Последние новости арбитража в России

Гонконгский международный арбитражный центр получит статус постоянно действующего арбитражного учреждения (ПДАУ), а законодатель изменил арбитрабильность споров из корпоративных договоров и договоров закупок государственных компаний

Publication Апрель 2019


Вступление

Гонконгский международный арбитражный центр (HKIAC) получит статус постоянно действующего арбитражного учреждения, уполномоченного администрировать разбирательства с местом в России. Кроме того, 29 марта 2019 года вступили в силу поправки в Закон об арбитраже. Поправки смягчают условия для передачи в арбитраж споров из корпоративных договоров и закрепляют арбитрабильность споров из закупок, осуществляемых государственными компаниями. Изменения также затронули регулирование иностранных арбитражных учреждений и арбитража ad hoc.

Гонконгский международный арбитражный центр получит статус ПДАУ

ГМАЦ станет первым иностранным арбитражным учреждением, которое дополнит список из пяти российских арбитражных учреждений, управомоченных оказывать услуги по администрированию арбитражного разбирательства, местом которого является Россия.

Ниже мы стремимся дать краткие и понятые ответы на ряд практически-значимых вопросов и расскажем о значении полученного ГМАЦ статуса ПДАУ, о деятельности ГМАЦ в роли арбитражного учреждения и об основных особенностях арбитражного регламента ГМАЦ.

Значение статуса ПДАУ для ГМАЦ

Статус ПДАУ требуется только для арбитражных разбирательств, местом которых является Россия, а не, например, Гонконг. При этом во всех спорах, инициированных в ГМАЦ в 2016 и 2017 годах, местом арбитража всегда являлся Гонконг (исключением стало одно единственное дело, инициированное в 2016 году с местом в Сингапуре).

Кроме того, поскольку для администрирования внутрироссийских третейских разбирательств иностранные учреждения обязаны создать на территории России обособленное подразделение, ГМАЦ указал в заявке в Минюст, что «не планирует рассматривать внутренние споры между российскими сторонами».

Таким образом, получение разрешения со стороны ГМАЦ выглядит в первую очередь маркетинговым ходом, предназначенным привлечь российских пользователей.

Однако существует как минимум две категории споров, в которых ГМАЦ действительно получил уникальное преимущество.

Первой такой категорией являются корпоративные споры, которые могут быть переданы, с одной стороны, только в ПДАУ, но с другой стороны, могут быть рассмотрены по обычным правилам арбитража, а не по специальным правилам корпоративных споров. Это, в первую очередь:

i. споры о принадлежности акций и долей, в том числе вытекающие из договоров купли-продажи акций и долей, и споры об обращении взыскания на акции и доли,

ii. споры, вытекающие из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров.

Второй категорией являются споры из договоров, заключенных в порядке закона № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

ГМАЦ: справочная информация

  • ГМАЦ был основан в 1985 году при поддержке Правительства Гонконга и ряда гонконгских предприятий. На данный момент ГМАЦ функционирует за счет средств, получаемых за оказанные услуги, и независим от какого-либо влияния.
  • В 2017 году в ГМАЦ было инициировано 156 администрируемых арбитражных разбирательств на общую сумму около 4,7 миллиарда долларов США.
  • В среднем администрируемый арбитраж в ГМАЦ длится около 13-15 месяцев, а арбитражные сборы ГМАЦ составляют порядка 110 000 долларов США.
  • 87% инициированных в 2017 году разбирательств проводились на английском языке, в 78% разбирательств участвовала как минимум одна сторона не из Гонконга, а в 41% дел не участвовала ни одна сторона из Гонконга. Однако только в 5% дел не участвовала ни одна азиатская сторона.
  • 32% инициированных в ГМАЦ споров были общекоммерческими, 19% – строительными, а 13% – корпоративными. ГМАЦ также администрирует споры в сфере оказания услуг (8%), морского права (8%), банковского и финансового права (6%), и других сферах права.
  • Хотя на данный момент ГМАЦ администрировал не так много споров с участием российских сторон (два спора уже разрешены, и еще четыре находятся на стадии рассмотрения), ГМАЦ ведет очень активную маркетинговую деятельность в России, стремясь, в частности, воспользоваться осложнением отношений между Россией и европейскими странами.
  • В список рекомендованных арбитров ГМАЦ включен ряд признанных российских специалистов в области арбитража, при этом стороны не ограничены этим списком и могут назначить других арбитров, разбирающихся в российском праве и разговаривающих на русском языке.

Особенности арбитражного регламента ГМАЦ

Последняя редакция регламента ГМАЦ была утверждена в 2018 году и, помимо качественного и детального регулирования всех стандартных процедур, отдает заметный приоритет эффективности арбитража с точки зрения его сроков и стоимости.

  • В отличие от большинства других арбитражных учреждений, ГМАЦ предлагает сторонам после возникновения спора выбрать между исчислением стоимости услуг либо по почасовым ставкам, либо в зависимости от суммы спора. Таким образом, в простом с точки зрения права споре о взыскании существенной задолженности стороны смогут заметно сэкономить, остановившись на почасовых ставках. В более сложном и непредсказуемом строительном или корпоративном споре можно, наоборот, выбрать ставки, привязанные к сумме спора.
  • Регламент ГМАЦ предусматривает право сторон согласовать подачу всех документов в электронном виде – на защищенный сервер, предоставляемый ГМАЦ или другим провайдером. Это может позволить сократить время и расходы на подготовку и доставку большого объема бумажных копий доказательств.
  • ГМАЦ стремится обеспечить эффективное рассмотрение споров. Регламент ГМАЦ требует от арбитров и сторон заранее согласовать график рассмотрения спора, что позволяет избегать последующего затягивания процесса. Кроме того, завершив процесс, состав арбитража должен объявить сторонам дату, к которой он подготовит решение; при этом решение должно быть получено сторонами не позднее, чем через три месяца с момента завершения активной стадии спора.
  • Для более простых, менее значительных по сумме и более срочных споров Регламент ГМАЦ предоставляет любой стороне право ходатайствовать о рассмотрении спора по ускоренной процедуре. Основным критерием является сумма спора, которая не должна превышать 25 миллионов гонконгских долларов (приблизительно 3 миллиона долларов США). Ускоренная процедура может вводиться и для других споров, если стороны об этом договорятся или если спор требует особенно срочного разрешения. В рамках ускоренного разбирательства спор должен быть рассмотрен в течение 6 месяцев. При этом состав арбитража может решить провести разбирательство на основании письменных позиций сторон и доказательств (то есть без проведения устного слушания), а решение может содержать менее подробную мотивировочную часть.
  • Еще одним нововведением со стороны ГМАЦ стало положение о праве сторон ходатайствовать о рассмотрении отдельных вопросов права или факта в порядке упрощенного производства (“early determination”). В рамках такой процедуры могут рассматриваться отдельные заявления сторон о фактах или праве, если другая сторона заявляет, что они очевидно безосновательны, очевидным образом находятся вне объема юрисдикции состава арбитража или в любом случае не могут привести к вынесению решения в пользу стороны, которая делает определенное заявление. Примерами таких ситуаций могут быть надуманное заявление об отсутствии юрисдикции состава арбитража (или, наоборот, заявление о наличии юрисдикции, когда она очевидным образом отсутствует), заявление о пропуске исковой давности или надуманные возражения против требования о взыскании просроченной задолженности. Состав арбитража сможет выделить такие возражения в отдельную процедуру и рассмотреть их в ускоренный двухмесячный срок. Таким образом, регламент ГМАЦ предоставляет возможность существенно снизить временные и денежные затраты на борьбу с недобросовестными попытками затянуть и усложнить процесс надуманными аргументами. Основное разбирательство может быть как приостановлено на срок разрешения вопросов, выделенных в упрощенное производство, так и продолжено параллельно с ним.
  • Регламент ГМАЦ также предоставляет сторонам возможность воспользоваться процедурой получения обеспечительных мер от состава арбитража, а до его формирования – от чрезвычайного арбитра. Чрезвычайный арбитр назначается за сутки с момента получения заявления о его назначении и должен принять решение по заявлению об обеспечительных мерах в течение 14 дней.
  • Кроме того, регламент ГМАЦ предоставляет сторонам право требовать обеспечительные меры в виде предварительного обеспечения арбитражных расходов. Таким механизмом смогут в первую очередь воспользоваться ответчики, если докажут, что истец, проиграв арбитраж, в ином случае сможет уклониться от выплаты возложенных на него расходов (например, если истец является пустой компанией без активов).
  • Наконец, регламент ГМАЦ предусматривает ряд положений, позволяющих эффективно рассматривать споры, возникающие между несколькими сторонам и/или по нескольким договорам. Если возникшие между несколькими сторонами или по разным договорам споры затрагивают определенные общие вопросы и подчинены совместимым арбитражным соглашениям, они могут быть либо объединены в один спор, либо переданы на рассмотрение одному и тому же составу арбитража, формально оставаясь разными разбирательствами. Такой механизм позволяет существенно сэкономить на арбитражных расходах, сократить сроки разбирательства, а также исключить риск противоречивых решений, которые иначе могли бы быть приняты в разных разбирательствах.

Арбитрабильность корпоративных споров

Поправки в Закон об арбитраже смягчили условия передачи в арбитраж споров, возникающих из корпоративных договоров (акционерных соглашений), а также споров по «косвенным искам» - требованиям о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу и искам о признании недействительными сделок, заключенных юридическим лицом.

Предыдущее регулирование

В результате реформы российского арбитражного законодательства, проведенной в 2016 году, на законодательном уровне была признана возможность передачи в арбитраж споров, возникающих в связи с корпоративными отношениями участников (акционеров) российских юридических лиц. При этом для разных видов корпоративных споров реформа ставила ряд условий, без которых они не могли быть разрешены в арбитраже.

Так, все арбитрабильные корпоративные споры могли быть переданы только в арбитражные центры, получившие от Правительства РФ разрешение на осуществление функций «постоянно действующего арбитражного учреждения», так называемые ПДАУ. На данный момент два российских учреждения при ТПП РФ были освобождены от этого требования и только два других учреждения были признаны в качестве ПДАУ. Кроме того, Минюст РФ объявил, что Гонконгский международный арбитражный центр («ГМАЦ») и еще одно российское учреждение, специализирующееся на спортивном арбитраже, получат статус ПДАУ до конца апреля 2019 года.

Требование о передаче споров в ПДАУ было единственным ограничением для споров о принадлежности акций и долей (в том числе, споров из договоров купли-продажи).

Однако более жесткие ограничения устанавливались для большинства других споров, в частности:

i. споров о создании, реорганизации и ликвидации юридического лица;

ii. споров, связанных с управлением юридическим лицом на основании корпоративных соглашений и с органами управления юридического лица;

iii. споров по искам участников о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, и о признании сделок недействительными («косвенных исков»);

iv. споров, связанных с эмиссией ценных бумаг.

Все эти споры могли быть переданы в арбитраж только при соблюдении четырех условий:

i. арбитражное разбирательство администрирует ПДАУ;

ii. местом арбитража должна быть Российская Федерация;

iii. к спору должен применяться специальные правила (регламент) арбитража корпоративных споров;

iv. сторонами арбитражного соглашения должны быть все акционеры/участники юридического лица и само юридическое лицо.

Разумеется, такое регулирование игнорировало практику заключения корпоративных соглашений, сторонами которых часто являлись лишь некоторые мажоритарные акционеры (и почти никогда – само юридическое лицо).

Новое регулирование

Новые изменения в Закон об арбитраже смягчили эти требования для двух категорий споров.

В частности, поправки затронули «споры, вытекающие из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров». Измененное законодательство позволяет передавать такие споры в арбитраж при соблюдении лишь двух условий:

i. арбитражное разбирательство администрирует ПДАУ;

ii. местом арбитража должна быть Российская Федерация.

Обновленное законодательство теперь прямо устанавливает, что соглашения о передаче в арбитраж споров, возникающих из корпоративных договоров, должны быть заключены только сторонами корпоративного договора. Присоединение к арбитражному соглашению самого юридического лица и иных участников или акционеров, не участвующих в корпоративном договоре, больше не требуется. Внесенное изменение учитывает и устраняет определенные практические проблемы, которые возникали ранее у сторон корпоративных договоров.

Кроме того, законодатель отменил требование о передаче таких споров в арбитраж по специальным правилам (регламенту) арбитража корпоративных споров.

С одной стороны, отказ от этого требования должен упростить процедуру арбитражного разбирательства и сохранить ее конфиденциальность (теперь о возникшем споре не придется уведомлять юридическое лицо и всех его участников или акционеров).

С другой стороны, это изменение расширяет компетенцию иностранных арбитражных учреждений, которые в будущем могут получить статус ПДАУ, то есть, в первую очередь, ГМАЦ. Без этой поправки ГМАЦ и другие иностранные арбитражные учреждения не смогли бы рассматривать споры из корпоративных соглашений, поскольку они не вводили специальные регламенты для арбитража российских корпоративных споров.

Возможные проблемы применения новых норм

Внесенные изменения не сопровождаются переходными положениями, что может создать проблемы при толковании действия поправок во времени. Так, непонятно, распространяется ли новое регулирование на арбитражные соглашения, заключенные до 29 марта 2019 года. Нельзя исключать, что суды отнесутся к вопросу консервативно и откажутся применить эти нормы к арбитражным соглашениям, заключенным до вступления поправок в силу. Соответственно, чтобы избежать сомнений и споров о применимой редакции закона, такие арбитражные соглашения целесообразно «обновить» после 29 марта 2019 года.

Кроме того, измененные положения Закона об арбитраже вошли в прямое противоречие со статьей 225.1 АПК РФ, которая так и осталась в старой редакции, то есть требует соблюдения всех четырех условий для передачи в арбитраж споров из корпоративных договоров. Представляется, что нормы измененного Закона об арбитраже должны превалировать над старой нормой АПК РФ как (1) более специальные и (2) более поздние. Тем не менее, судебной практике предстоит разъяснить взаимный эффект этих положений.

Арбитрабильность споров из закупок, совершаемых государственными компаниями и иными лицами по Закону 223 ФЗ

Внесенные в Закон об арбитраже изменения подтвердили возможность передачи в арбитраж споров, возникающих из договоров, заключенных в результате закупки, осуществленной по Закону 223-ФЗ.

Начиная с 2014 года российские суды стали ограничивать возможность передачи в арбитраж споров, возникающих из договоров, которые были заключены в результате государственной закупки. Реформа 2016 года отреагировала на возникший в судебной практике подход, и ввела закрытый перечень неарбитрабильных споров. В него вошли споры из государственных контрактов, заключенных в порядке Закона 44-ФЗ, но не из договоров, заключаемых государственными компаниями в соответствии с Законом 223-ФЗ. Тем не менее, суды продолжили применять ограничительный подход к арбитрабильности споров с участием юридических лиц, обязанных заключать договоры посредством закупок в порядке 223-ФЗ.

Чтобы устранить этот сомнительный подход, законодатель ввел новую норму:

«Если местом арбитража является Российская Федерация, споры, возникающие из договоров, заключаемых в соответствии с Федеральным законом от 18 июля 2011 года N 223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц”, или в связи с ними, могут рассматриваться только в рамках арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением».

Хотя признание арбитрабильности споров, связанных с Законом 223-ФЗ, является логичным шагом, юридическая техника законодателя снова может вызвать проблемы на практике.

Во-первых, введенная норма не полностью решает уже существующую проблему. Последнее время суды стали ссылаться не на неарбитрабильность споров из договоров, заключенных в порядке Закона 223-ФЗ, а на нарушение публичного порядка арбитражными решениями. Однако Верховный Суд РФ на этот раз занял более сдержанную позицию и подтвердил, что сам факт участия в правоотношении государственной компании не влечет нарушения публичного порядка. Единственным фактором, свидетельствующим (по мнению Верховного Суда РФ) о нарушении публичного порядка, может быть непосредственное финансирование договора за счет бюджетных средств. При этом последняя судебная практика свидетельствует о том, что бремя доказывания использования именно бюджетных средств для конкретного договора лежит на должнике. Тем не менее, судебную практику по этому вопросу сложно признать устоявшейся.

Во-вторых, на данный момент неизвестно, как суды будут интерпретировать первую фразу этого положения («если местом арбитража является Российская Федерация»). Надо полагать, она не ограничивает возможность передачи связанного с 223 ФЗ спора в международный арбитраж (например, в ICC с местом в Париже). Однако недобросовестные ответчики могут толковать эту норму как условие арбитрабильности и заявлять, что спор мог быть передан только в арбитраж с местом в Российской Федерации, администрируемый ПДАУ.

Изменения, коснувшиеся иностранных арбитражных учреждений и арбитража ad hoc

Законодатель смягчил условия получения статуса ПДАУ для иностранных арбитражных учреждений, а также ввел новые ограничения против арбитража ad hoc (арбитража, не администрируемого арбитражным учреждением).

Смягчение условий получения статуса ПДАУ иностранными арбитражными учреждениями

Хотя изначальная версия Закона об арбитраже, введенная в 2016 году по результатам арбитражной реформы, не требовала от иностранного арбитражного учреждения создания на территории Российской Федерации обособленного подразделения, такое требование негласно предъявлялось на этапе оценки заявок иностранных арбитражных учреждений.

С 29 марта 2019 года законодатель прямо закрепил, что создание в России обособленного подразделения необходимо только в том случае, если иностранное арбитражное учреждение планирует администрировать внутрироссийские арбитражные разбирательства.

Законодатель также прямо установил, что для получения статуса ПДАУ иностранные арбитражные учреждения не обязаны разрабатывать отдельные правила арбитража корпоративных споров. Поправки также содержат закрытый и достаточно короткий список документов, которые иностранные арбитражные учреждения должны прикладывать к заявке на получение статуса ПДАУ.

Этими поправками уже воспользовался ГМАЦ, в начале апреля получивший рекомендацию Совета по совершенствованию третейского разбирательства. На основании этой рекомендации в ближайшее время Минюст РФ должен будет официально признать ГМАЦ в качестве ПДАУ.

Новые ограничения в отношении арбитража ad hoc

Поправками были введены новые ограничения в отношении арбитража для разрешения конкретного спора, то есть арбитража ad hoc, который не администрирует ПДАУ.

В соответствии с поправками, лицам, не получившим статус ПДАУ, запрещается выполнение отдельных функций по администрированию арбитража ad hoc, включая получение арбитражных сборов и регулярное предоставление помещений для устных слушаний. Лицам, не получившим статус ПДАУ, также запрещается рекламировать функции по осуществлению арбитража ad hoc. В случае нарушения вышеуказанных запретов решение третейского суда считается принятым с нарушением процедуры арбитража, предусмотренной настоящим Федеральным законом, то есть не подлежит исполнению.

Указанные нормы в первую очередь нацелены на борьбу с недобросовестными практиками, при которых не получившие статус ПДАУ арбитражные учреждения принимали «регламенты арбитража ad hoc» и пытались «мимикрировать» под группу арбитров ad hoc, чтобы уклониться от требований законодательства. Тем не менее, они бьют по всем видам арбитража ad hoc в России, поэтому разумно будет в ближайшее время не заключать арбитражные соглашения об арбитраже ad hoc.


Recent publications

Subscribe and stay up to date with the latest legal news, information and events...